?

Log in

No account? Create an account

Вопрос 49:

- Но ведь это не Рай, изображаемый в Библии?..

А что, вы хотели бы, чтобы чувашское селение Сильби предстало бы реальным раем? Тогда вам, как минимум, следует  обратиться к  чтению Ветхого завета. «Нарспи» - художественное произведение. И здесь совершенно не стоит задача превратить Сильби в реальный Рай. Здесь вы не увидите библейских Адама и Еву, не увидите описание «чувашского Рая-Çăтмах». Вспомним строки, предваряющие описание Сильби: «Çăтмах пекех туйăнать /Силпи чăваш ялĕнче» (букв.: И кажется, словно в раю, в чувашском селении Сильби). То есть здесь налицо сравнение с Раем, а, как далее окажется с тем, как можно представить благостную жизнь в раю.

Повторюсь, это художественное произведение и здесь присутствует развернутое сравнение с  мифическим  Çăтмах-Эдемом. Вот тут мы ловим автора "Нарспи": ведь он сознательно подтянул сравнение Сильби с эдемовым Раем!

Однако совершенство мифа разрушается, при детальном описании его элементов. То есть, выражаясь современным языком, чтобы сохранить идеальную картину,  надо бы рассматривать эту картину не приближая "объектив камеры" чересчур близко! Вот об этом, применительно к содержанию «Нарспи», - в дальнейшем нашем анализе произведения.

Станислав Убасси (Ubasi)

Вопрос (48):
- Можно ли подробнее об описании рая в "Нарспи"?

Как выше уже было сказано, американский ученый Гарри Слокховер, который в своих исследованиях, анализируя структуру мифа в художественных произведениях прошлого и настоящего, написанных в различных жанрах, в своей монографии «Мифопоэтика», обнаруживает повторяющуюся(!), упорядоченную мифологическую структуру. Он называет это «литературным мономифом» (напомним: мономиф, с его точки зрения, состоит из четырех четко выделяемых структурных элементов» - «эдем» (связанный со счастливым детством героя), «преступление и падение», «путешествие», «возвращение или гибель».

Итак, детальнее о первом элементе - об эдемовом рае в "Нарспи". Вначале, для будущей раскрутки темы, любопытные высказывания о рае Эндре Жида.


Андре Жид в «Трактате о Нарциссе» мир эдема представляет так: «Рай не велик, всякая форма, представленная в нем в своем совершенстве, цветет только один раз, но в саду есть они все». А теперь перейдем к более позднему творению, именуемому "ветхим заветом", который многое списал из содержащихся этнорелигий различных народов (в том числе, надо полагать, и из чувашской традиционной религии).

Ветхий завет, базирующийся на всеобщем мифологиеском мышлении, исходит из посыла о совпадении сущности и явления, формы и содержания, но совпадении в значении абсолютного структурного аналога, тождества. Отсюда, говоря о совершенстве формы, мифологическое сознание предполагает и совершенство содержания. Несоответствие формы содержанию приведет к противостоянию одного другому, к нарушению гармонии и равновесия явления, к нарушению его совершенства. Поэтому, говоря о совершенстве формы, А. Жид предполагает соответствие-тождество формы содержанию, внешнего внутреннему.
В «Нарспи» такое описание сильбийского рая:
Çăтмах пекех туйăнать
Силпи чăваш ялĕнче,
Вăхăт иртни сисĕнмест
Савăнăçлă кунсенче.


И кажется, словно в раю
В чувашском Сильби,
Незаметно бежит время
В радостные дни.

Этой идеальной картине - образу Сильби – должно соответствовать его внутреннее содержание: здесь не может быть несчастных, обездоленных. Это именно чувашский рай: «Ахăр, кунти чăвашсен /Мулĕ пур-тăр çав вĕсен" (Видно, знают здесь чуваши, как богатство наживать - пер.П. Хузангая).
Или вот такая характеристика жизни Сильби: «Пурăнăçсем, ах, аван /Аслă Силпи ялĕнче!» (Эх, прекрасна жизнь в древнем Сильби!)

Лишь во второй главе в поле зрения автора попадает бедная хижина Сетнера, живущего в том же Сильби. Идилия рая чувашского в Сильби рушится, равновесие в структуре образа-картины оказывается непостоянным признаком, а временным. Если до этого говорилось о том, что "видно знают здесь чуваши, как богатство наживать!", получается: лишь Сетнер - один из тех, того не знает!
В повествовательной системе данный момент мотивируется постепенностью постижения Сильби автором первичным.Мы же, читатели, должны иметь в виду известную нам перспективу разрушения образа эдема в поэме в дальнейшем повествовании. Однако в аспекте мифологического восприятия для нас важна не повествовательная мотивация, но именно мифологическая перспектива и возможности его неожиданного разрушения. Отсюда перед нами стоит задача выявления структуры мифологического образа рая.

В раю каждое явление пребывает в неподвижности апогея совершенства и абсолютной красоты. Движение, дальнейшее развитии (приближении, о чем далее) способно разрушить эту красоту. Ибо это произведение, а не первичный миф. Явление, достигшее кульминации в своем развитии с точки зрения мифологического сознания, в дальнейшем способно только разрушиться, предстать в виде хаоса, возможно, чтобы потом заново возродиться, но уже в качественно другом явлении.

Не случайно выше Андре Жид говорит, что всякая форма в раю «цветет только один раз» второе цветение - это уже цветение другой формы, т.е. выявление другого содержания. Впрочем, Андре Жид не отрицает развития в лице, как он пишет, "закона тяготения", который «медленно производит изменение во всем». Речь идет о том, что изменения явлений в раю происходят только через посредство «изменения во всем», но не автономно в каждом явлении отдельно.

Для Андре Жида неважно, был рай или его не было «разве в этом дело?»,- говорит он. Его все равно надо было выдумать. «Если он был, он был бы таким. Все в нем кристаллизовалось с необходимостью, как раскрывается цветок, и все было в точности таким, каким ДОЛЖНО быть. Все пребывало в неподвижности, потому что ничто не желало стать лучшим. Только спокойный закон тяготения медленно производил изменение во всем. И так-как никакой импульс не исчезнет ни в прошлом, ни в будущем, то Рай не произошел,- он просто всегда был».
      Итак,  в Раю каждое явление пребывает в непо­движности, в состоянии   апогея совершенства и абсолютной красоты. Движение, дальнейшее развитие способно разрушить эту красоту, это совершенство, ибо явление, достигшее кульминации в своем развитии, с точки зрения мифологического сознания, в дальнейшем способно только разрушиться.
     Не случайно Андре Жид говорит, что всякая форма в раю «цветет только один раз».  Второе цветение - это уже цветение другой формы,  т. е. выявление другого содержания. Впрочем, Андре Жид не отрицает развития, который «мед­ленно производит изменение во всем». Речь идет о том, что изменения явлений в раю происходят только через системные  «изменения во всем», но не автономно, не в каж­дом явлении отдельно.


Станислав Убасси (Ubasi)
ТЫСЯЧИ ТАЙН "НАРСПИ" МИФОЛОГИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА СЮЖЕТА. ПУТЕШЕСТВИЕ.

ТЫСЯЧИ ТАЙН "НАРСПИ" МИФОЛОГИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА СЮЖЕТА. МОТИВЫ: ЭДЕМ, ПАДЕНИЕ ИЛИ ПРЕСТУПЛЕНИЕ ГЕРОЯ, ПУТЕШЕСТВИЕ, ВОЗВРАЩЕНИЕ, ГИБЕЛЬ.

Вопрос (47):
- В чем особенность четвертого элемента мифологической структуры «Нарспи»?

В поэме, опять-таки присутствуют оба мотива – мотив возвращения и тема гибели героини. Об этом подробно скажем далее, а сейчас только отметим: для мифологической концепции поэмы важно не только то, что Нарспи кончает жизнь самоубийством. Для мифоконцепции важно то, что смерть Нарспи – это кара за ее вызов ритуалу, плоти мифологического сознания. Она пошла против обычая предков, не смирила свой гордый нрав, погубила жизнь своего мужа. Миф защищает иерархическую структуру общества от произвола индивида, необузданные страсти которого способны привносить в жизнь общества хаос, разрушать незыблемые основы естественного (по мнению сильбиян, природного!) закона.

Сделаем промежуточные выводы. Рассматриваемые здесь структурные блоки мифологического сознания, присущие произведению, пока преследуют цель внешней их констатации. Но уяснение даже чисто внешних особенностей структуры мифологической концепции поэмы (и мы в этом убеждаемся) уже позволяет более эффективно концентрировать внимание на внутреннем механизме функционирования элементов мифопоэтики произведения. Подробнее о каждом из этих моментов будем говорить далее. Сейчас лишь отметим: ни в одном другом произведении система мифомышления автора не проявилась столь четко, столь системно-последовательно(!), как в «Нарспи». Отдельные элементы мифологического сюжета свойственны и «Железной мялке», и «Вдове», проявляются они и в трагедии «Раб дьявола». Однако в этих произведениях мифомышление автора фрагментарно, «осколочно». Они не отражают все 4 элемента мифологической структуры, названные нами выше.
Так, во «Вдове» акцентируется лишь мотив путешествия жены младшего сына, тот же мотив в поэме «Железная мялка». Лишь в трагедии «Раб дьявола» просматривается сравнительно большое количество элементов мифологического сюжета: здесь и мотив падение героя через преступление (убийство брата из-за денег), и путешествие, и тема гибели. Однако мифосюжет в «Рабе дьявола» весьма трудно поддается последовательной ре¬конструкции, поскольку подчиняется романтической художественной концепции. В «Нарспи» мифологическая концепция - пласт произведения, питающий корневую систему художественных (ренессансной, романтической, просветительской и реалистической) концепций.
Упорядоченность, системность, крепкие структурные связи мифологической концепции позволяют ей иметь чувство уверенности в себе, осознание своих прав и возможностей. И поэтому не случайно в каждом образе той или иной художественной системы (романтической или, к примеру, реалистической) очень хорошо проглядываются «мифологические гены», что позволяет легко реконструировать мифологические архетипы.

© "Домашняя газета" Станислав Убасси (Ubasi)
ТЫСЯЧИ ТАЙН "НАРСПИ" МИФОЛОГИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА СЮЖЕТА. МОТИВЫ ЭДЕМ, ПАДЕНИЕ ИЛИ ПРЕСТУПЛЕНИЕ ГЕРОЯ, ПУТЕШЕСТВИЕ, ВОЗВРАЩЕНИЕ, ГИБЕЛЬ.

Вопрос (46):
- Как описывается путешествие Нарспи?

Мотив путешествия в произведении показан через описание пути героини после отравления мужа через лес. Именно через лес совершается ее бегство, не полем-лугом возвращается она после деяний рук своих домой - в сакральное пространство родного Сильби.
Выше отмечалось: в мифомышлении налицо оппозиция селение - лес, в которой подчеркивается с одной стороны сакральное, освоенное пространство, с другой – неосвоенное пространство. Поэтому лес в мифомышлении, свойственного героине и всем сильбиянам - вместилище сил, грозящих существованию человека, царство хаоса, обиталище духов и т. д. Именно таким и предстает лес в произведении.

Ват йывăçсем хушшинче
Арçурисем выляççĕ,
Нарспи иртсе пынă чух
Аллисене тăсаççĕ.


За древними деревьями/Бесы беснуются играя,/Когда Нарспи проходит мимо,/Они вытягивают (в знач.: тянут к ней) свои руки.

И вот уже лес, подобно хору тридцати одного черта, ревет содрагающим землю криком: «Тыт арăмна, Тăхтаман!/Тыт арăмна, упăшка,/Тарать усал арăму!»» (Держи жену, Тахтаман! / Лови свою жену,/убегает ведь жена-злодейка).
ТЫСЯЧИ ТАЙН "НАРСПИ" МИФОЛОГИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА СЮЖЕТА. МОТИВЫ ЭДЕМ, ПАДЕНИЕ ИЛИ ПРЕСТУПЛЕНИЕ ГЕРОЯ, ПУТЕШЕСТВИЕ, ВОЗВРАЩЕНИЕ, ГИБЕЛЬ.

Вопрос (46):
- Как описывается путешествие Нарспи?

Мотив путешествия в поэме показан через описание пути героини после отравления мужа через лес. Именно через лес совершается ее бегство, не полем-лугом возвращается она после деяний рук своих домой - в сакральное пространство родного Сильби.
Выше отмечалось: в мифомышлении налицо оппозиция селение - лес, в которой подчеркивается с одной стороны сакральное, освоенное пространство, с другой – неосвоенное пространство. Поэтому лес в мифомышлении, свойственного героине и всем сильбиянам - вместилище сил, грозящих существованию человека, царство хаоса, обиталище духов и т. д. Именно таким и предстает лес в произведении.

Ват йывăçсем хушшинче
Арçурисем выляççĕ,
Нарспи иртсе пынă чух
Аллисене тăсаççĕ.


За древними деревьями/Бесы беснуются играя,/Когда Нарспи проходит мимо,/Они вытягивают (в знач.: тянут к ней) свои руки.

И вот уже лес, подобно хору тридцати одного черта, ревет содрагающим землю криком: «Тыт арăмна, Тăхтаман!/Тыт арăмна, упăшка,/Тарать усал арăму!»» (Держи жену, Тахтаман! / Лови свою жену,/убегает ведь жена-злодейка).

© "Домашняя газета" Станислав Убасси (Ubasi)
ТЫСЯЧИ ТАЙН "НАРСПИ" МИФОЛОГИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА СЮЖЕТА. МОТИВЫ: ЭДЕМ, ПАДЕНИЕ ИЛИ ПРЕСТУПЛЕНИЕ ГЕРОЯ, ПУТЕШЕСТВИЕ, ВОЗВРАЩЕНИЕ, ГИБЕЛЬ.

Вопрос (45):
- Какова оценка преступления героини с точки зрения мифомышления?

Итак, об оценочной характеристике темы падения или преступление героя, характерных для мифомышления. Удивительно, но в произведении присутствуют оба мотива, хотя можно было ограничиться и одним. Поступок Нарспи в художественных системах, необычным образом присутствующих в произведении ренессансной, романтической, просветительской и реалистической (об этом – далее), поддается мотивации и оправданию.
Кстати, мысль о спасении через убиение пугает саму Нарспи (счунам су¬нать, мен TсBac?» - горит душа, как быть?). Происходит раздвоение личности - мир души и мир разума перестают жить в согласии: «Чунĕ вĕркет, пуçĕнче/Усал шухăш хускалать». (Душа волнуется, в голове /злая мысль рождается).

Но вот убийство совершилось:

Пӳртри сĕтел-пукансем
Хăратаççĕ арăмне,
Пайтах пăхрĕç шеллесе
Хуçин сивĕ виллине;
Анчах çĕрле пулчĕ те,
Сĕм хупларĕ пӳрт ăшне,
Хăйĕн вăрăм аллипе
Хăратать вăл Нарспие.

В доме стол и стулья
Пугают жену,
Долго смотрели они
На холодеющее тело хозяина;
Но настала ночь,
Мгла густая все закутала в дому,
Но рукою длинной
Она пугает Нарспи.


Ужас от содеянного, страх – показатель осознания преступления. Значит, Нарспи все же не свободна от морали общества, в котором живет. Однако это можно отметить при рассмотрении деяния Нарспи с точки зрения психологического реализма, также свойственного произведению. Но с точки зрения мифологической картины мира – это не актуально. Художник Праски Витти, разрабатывающий мифологические сюжеты и черпающий многие из них в «Нарспи», как-то заметил, что героиня перестает быть идеалом совершенства после сцены убийства. Глубоко справедливый приговор с позиций мифомышления.
Убийство мужа в системе ценностей мифа - преступление, неизменно ведущее к внутренней деградации героини (падению). Нарушение гармонии, внутренней целостности, хаос ощущений, разрушающий привычные нормы морали, раздвоение личности - вот следствие ее падения. Но это только первоначальная плата за убийство.
Миф не различает природное от социально-психологического. Для него акт хаоса на уровне микрокосма (в данном случае на уровне человеческой личности) структурно аналогичен космическому хаосу.

© "Домашняя газета" Станислав Убасси (Ubasi)
ТЫСЯЧИ ТАЙН "НАРСПИ" МИФОЛОГИЧЕСКАЯ СТРУКТУРА СЮЖЕТА. МОТИВЫ: ЭДЕМ ИЛИ ПАДЕНИЕ, ПРЕСТУПЛЕНИЕ ГЕРОЯ, ПУТЕШЕСТВИЕ, ВОЗВРАЩЕНИЕ, ГИБЕЛЬ.

Вопрос (44):
- Есть ли еще какие-то подтверждения того, что автор сознательно обыгрывает мифологическую картину мира?

В «Нарспи» мотив эдема (рая) вводится постепенно по мере нарастания идеализации Сильби. Воспроизводятся реальные приметы селения, которые говорят об исключительно зажиточной жизни сильбиян:

«Силпи ялĕ — пуян ял,
Ларать вăрман ăшĕнче.
Кантур пекех çурчĕсем
Ват йăмрасем айĕнче.

(Селение Сильби - богатое селение, и находится оно в глубине леса. Подобно конторам дома под древними ветлами).

И далее о тех же домах-хоромах:
Аслă урам тăршшĕпе
Хăма витнĕ çурчĕсем;
Урам икĕ айккипе
Ем-ешĕлех сачĕсем.
(Вдоль улицы тесом крытые дома-хоромы. По обеим сторонам улицы - садов зеленые шатры).

Силпи ялĕ — аслă ял,
Хула тейĕн инçетрен.
Ахăр, кунти чăвашсен
Мулĕ пур-тăр çав вĕсен.
(Селение Сильби- древнее селение, издали примешь за город. Видно, знают здесь чуваши, как богатство наживать).

Упорядоченная, размеренная, счастливая жизнь в Сильби особенно ярко изображена в следующих строках:
Кайăк юрри, çын сасси
Ян-ян ярать таврана,
Çуркуннехи хавас юрă
Килсе кĕрет хăлхана.
Урам тăрăх çыннисем
Улпут пекех утаççĕ.
Пӳрт хыçĕнче шавласа
Ачи-пăчисем выляççĕ.
Нар пек хитре хĕрĕсем
Акăшсем пек утаççĕ,
Чăнкăр-чăнкăр тенкисем
Йăлтăртатса пыраççĕ.
Çĕр çĕмĕрсе каччăсем
Ташлать хапха умĕнче.
Пурăнăçсем, ах, аван
Аслă Силпи ялĕнче!

Гомон птиц, радушный Говор,
Ясный смех звенит вокруг.
И весенние напевы
Вдаль летят, лаская слух.
Сановито ходят люди
Вдоль по улицам; с утра
Целый день шумит, играет
В переулках детвора.
Мирно шествуют девицы,
Словно лебеди плывут;
Привлекают взор монисты,
Звоном ласковым зовут.

(Пер. П. Хузангая)

Это ли не идиллия! Это ли не райский уголок! Поначалу мотив эдема вводится как ассоциативная метафора:

Çăтмах пекех туйăнать
Силпи чăваш ялĕнче,
Вăхăт иртни сисĕнмест
Савăнăçлă кунсенче.
(И кажется, словно в эдемовом раю, в чувашском селении Сильби. Незаметно время летит в радужные дни).

Эта метафора эдемова рая постепенно перерастает в образ идеальной сытой, счастливой жизни сильбиян, а в контексте с мифологической сакрализацией пространства Сильби и привнесением сюда момента nервотворения (т. е. в контексте названных выше приемов мифологизации) образ словно отрывается от «художественной пуповины», обнажая и настаивая на своей мифологической структуре. Далее назову реалистические мотивы произведения. Пока же замечу: данная идеализация Сильби в художественном плане - реализм, нашедший приют в мифе, мифе не реальном, а в мифе реконструируемом. То есть это - своего рода "мифологический реализм" ("над-реализм"). Далее в подтверждение этой мысли приведу новые аргументы.

© "Домашняя газета" Станислав Убасси (Ubasi)
Вопрос (43):
- Но мифомышлению свойственны и другие оппозиции…

Это так. Для мифологической картины мира характерно противопоставление огня - воде, мокрого- сухому и т.д. Если в первой строфе и далее мы видим неоднократное упоминание жарких лучей солнца, то последняя строфа описывает обряд полива могилы Нарспи водой, когда долго нет дождя.
Мифологический образ строится по закону подобия, то есть меньшая структурная единица строится по образцу и модели большей, когда часть является моделью целогo. Оппозиция дня-ночи, о которой говорилось выше, неминуемо ведет к оппозиции сухое-сырое, огонь-вода. Все это способствует максимальному проявлению художественного контраста: начало произведения - финал.
Мы намеренно взяли максимально удаленные друг от друга примеры текстовых оппозиций. Прямой логической связи между ними нет, к примеру, такой, какая имеется в оппозициях «черный-белый», «свет-тьма», «жизнь -смерть» непосредственно в главах «Юмăç патĕнче» (У знахаря), «Вăрманта» (В лесу). Мифологический контекст делает противоречие «начало-конец» произведения средоточием образа, полного философского смысла. И теперь смело можно утверждать: «Нарспи» - своеобразный художественный аналог мифологической модели мира.
Поэме свойственны также оппозиции социального характера, к примеру, свой (наш) - чужой (не наш), предки - потомки, богатый-бедный, а также универсальная оппозиция сакральный - мирской. О них – далее.

© "Домашняя газета" Станислав Убасси (Ubasi)
Вопрос (42):
- Что можно сказать об оппозиции цветовых характеристик?

Вопрос существенный. Для мифомышления характерно противопоставление цветов белый - черный. В "Нарспи" это противопоставление усиливает сущностную оппозицию жизнь - смерть.
В первой главе налицо торжество света, связанное с неоднократным упоминанием солнца и возрождающейся жизни в Природе. Особо примечательно упоминание белого света в кульминационной части первой главы, гимне Человеку: «Çакă çутă тĕнчере /Вăйли çук та этемрен…»: (В этом светлом мире нет никого сильнее человека...)

В финале преобладают черные краски: в черную ночь разбойники убивают родителей Нарспи и Сетнера, прибе¬жавшего на их зов о помощи, в темном гробу вечно покоится Нарспи («Анчах пирĕн Нарспишĕн /Ĕмĕрлĕхе каç пулчĕ. // Ĕмĕр тĕттĕм тупăкра Хуйхи-суйхи татăлчĕ.
Впрочем, в финале со¬держится употребление словосочетания «сута тенче» (белый свет), но используется оно для создания обратного эф¬фекта:

Ашшĕ-амăш ухмахран
Пĕтрĕ хуйхă-суйхăпах.
Курчĕ çутă тĕнчене
Пӳлĕх-Турă пӳрнипе,
Ӳсрĕ, пулчĕ сарă хĕр
Атте-анне пăхнипе.
(Из-за глупости родителей погибла бедняжка. Увидела белый свет по воле Бога-Пюлеха, выросла, стала красной девицей под опекой родителей...).

Белый свет выступает не просто в значении фольклорной метафоры, здесь воспроизводится ретроспективный план: показывается то, что уже ушло, чего не дано теперь видеть героине. Помимо этого, данный эпитет, являясь словно бы отголоском мажорного звучания гимна человеку в первой главе и служит медиатором более емкой оппозиции: жизни (в экспозиции) и смерти (в финале).

© "Домашняя газета" Станислав Убасси (Ubasi)

Latest Month

November 2018
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel